Мать выпускника «Нарконона»
Линда С.

Я жила с целью, чтобы у меня был здоровый сын, и чтобы у него была хорошая семья, он ходил в церковь, он был бойскаутом.

Он немного поучился в колледже, но узнал, что на нефтедобыче он может заработать больше денег. Поэтому он пошёл подсобным рабочим на нефтяную вышку. И эта работа предъявляла повышенные требования. На нефтедобыче ходило достаточное количество наркотиков. Он немного принимал марихуану, это было нехорошо. Он немного выпивал — пиво. Но затем это привело к тому, что через год он был на мете. Мы узнали об этом: мы увидели, что его личность полностью изменилась, полностью.

Это вызвало смятение. Мы пытались оставить это семейной тайной, и я плакала каждую ночь. Плюс, работая в суде, каждый раз, когда входил шериф, я задерживала дыхание, думая: «Не скажет ли он, что арестовал Кейлена?»

У него не было обвинений против моего сына, но тот был на волосок от того, что его поймают. И он либо попал бы в тюрьму, либо его бы убили. Я боялась, что его убьют наркотики, или он покончит с собой.

Поэтому я лихорадочно начала искать в Интернете и узнала о «Наркононе». Я позвонила туда, и они пять недель работали со мной, чтобы забрать его к себе.

Тогда он начал меняться, и я продолжала воодушевлять его. Мы заметили изменение в нём, когда он сказал: «Я больше не делаю это для тебя, мама, я делаю это для себя».

И глядя на него сейчас и на сотрудников «Нарконона», я бы не сказала, что у них были проблемы с наркотиками. Такая это хорошая программа.

Это просто чудо. Мы вернули сына и я не могу выразить достаточно благодарности «Нарконону», ведь они спасли его жизнь и, на самом деле, наши жизни тоже.

Дополнительные видео